Микроистория: Визовский
«ТОК ДАН»
Из истории строительства Свердловской ГЭС
Гражданская война тяжело отразилась на развитии энергохозяйства Екатеринбурга. Центральная электростанция, построенная в 1895 году на 2-й Береговой (ныне ул. Горького, 43), была в разбитом состоянии, ее оборудование изношено, город испытывал острый недостаток электроэнергии.

В газете «Уральский рабочий» появилась статья «Беда грозит Екатеринбургу»:
«Город сидит в темноте. Голодная норма для освещения города – 700 киловатт, станция же лишь может обеспечить половину. И то для центральных кварталов, а остальным остается лунное освещение… Необходима районная электростанция. Этот вопрос назрел!»
В 1923 году из советских и кооперативных предприятий было образовано Акционерное общество «Свердловская ГЭС» с уставным капиталом 2 млн. рублей, распределившимся между основными акционерами следующим образом:

1. Исполком — 600 000 руб., 30%
2. Мелкие акционеры — 600 000 руб., 30%
(пром.)
3. Гормет — 350 000 руб., 17,5%
4. Пермская ж/д — 250 000 руб., 12,5%
5. Главэлектро — 100 000 руб., 5,0%
6. Мелкие акции — 100 000 руб., 5,0%

Итого: 2 000 000 руб., 100%.

Местом для строительства будущей ГЭС (Государственной районной электростанции) был выбран небольшой полуостров на берегу Верх-Исетского пруда, в 5 км от Екатеринбурга, где были обнаружены залежи торфа. В народе за полуостровом закрепилось название «Большой Конный» или «Зеленый остров». Глухой и отдаленный полуостров утопал в зелени и служил пастбищем для лошадей.
Высадка членов изыскательной экспедиции на Большеконном полуострове
Начало строительства. Руководители ГЭС. Крайний справа – директор-распорядитель АО Свердловская ГЭС Исаак Абрамович Канторович. Второй справа – главный инженер ГЭС Лев Иванович Фольварков
В газете «Уральский рабочий» от 17 марта 1927 г. можно прочесть:
«…Это место действительно было диким – паслись мустанги местной породы, приезжали компании, которые в хмельном состоянии старались быть на почтительном расстоянии от милиции, одним словом, существовало торфяное болото, до которого никому не было дела. Сколько сотен лет ходило человечество по этому острову, далекое от мысли о том, что ходит по источнику света, тепла и энергии – торфу…»
8 июня 1924 года на Большеконном состоялся торжественный митинг, посвященный началу строительства главного здания электростанции. Под гром аплодисментов и мелодию Интернационала в фундамент была заложена медная плита с надписью: «Ильич на 8-м съезде партии сказал: «Электрификация – это вторая программа партии. 8 июня 1924 г».
Торжественный митинг, посвященный закладке фундамента главного здания ГЭС
Строительство велось исключительно вручную – только лошади, тачки, телеги, лебедки… На протяжении всего строительства возникали проблемы с доставкой необходимого оборудования, потребовалось дополнительное финансирование.

Из отчета Свердловского Горсовета за 1925-26 гг.:
«Несмотря на самый усиленный нажим со стороны акционерного общества и вмешательства в это дело со стороны Горсовета, ГЭТ (Государственный электротехнический трест) систематически нарушал свои обязательства по снабжению новой электростанции необходимым оборудованием. Стоимость постройки всей электростанции (вместе с вспомогательным оборудованием и запасами торфа) – выразится, примерно, в 4 200 000 рублей».
Главный корпус и топливоподача в строительных лесах
За все технические вопросы отвечал главный инженер станции Лев Иванович Фольварков, окончивший Санкт-Петербургский университет и имевший за плечами большой опыт работы на разных энергообъектах страны. Финансовыми и организационными вопросами руководил директор-распорядитель АО «Свердловская ГЭС» Исаак Абрамович Канторович, уральский инженер-электротехник. Во многом благодаря их настойчивости и преданности делу все работы завершились в срок.

Пуск долгожданной станции состоялся 12 марта 1927 года и подробно освещался в «Уральском рабочем»:
«Сама станция красива и чиста, как только что выпущенная из мастерской игрушка… Ровно в половине первого тов. Пылаев разрезал красную ленту, которая связывала паропуск и турбогенератор, и сердце новой красавицы забилось. С бешенной скоростью закрутился видимый с одного конца вали стрелки амперметров задвигались. На распределительном щите зажглись контрольные лампочки и поплыл в новеньком зале мягкий, характерный гул…
Директор завода «Красная Кровля» повертывает рычаг всего на три сантиметра влево и новый цех его завода за четыре километра от станции получает жизнь.
Зам. пред. Горсовета тов. Кушнерук поворачивает другой рычаг и за пять километров зажглись лампочки в Свердловске…»
Свердловская ГЭС перед пуском
Главной особенностью электростанции было то, что все устанавливаемое на ней оборудование – турбогенераторы, паровые котлы, было произведено на советски заводах, притом часть оборудования была выпущена впервые.

Новая ГЭС была названа в честь председателя СНК СССР А.И. Рыкова. Позднее, уже после объявления Рыкова «врагом народа», станция получила имя Валериана Куйбышева.
Памятник В.В. Куйбышеву у входа Свердловской ГЭС
Мощность первой очереди составила 3000 кВт (после расширения доведена до 11 000 кВт).

Вместе с электростанцией возводился рабочий поселок для строителей и энергетиков: комфортные 2-х этажные деревянные дома на каменном фундаменте по 10 квартир, с водопроводом, клуб и летний театр для проведения спектаклей и агитации. В прессе того времени Большеконный полуостров называли «Электрогородок».
Жилой дом на 10 квартир
На крыльце рабочего клуба электростанции. В центре – главный инженер Л.И. Фольварков, справа в очках – директор-распорядитель И.А. Канторович
Свердловская ГЭС позволила развить электрические сети Свердловска. Строились линии 220/127 вольт, 6 киловольт. Появились первые трансформаторные подстанции, был создан первый дежурный аварийный пункт.

В 1930 г. по высоковольтной линии через Верх-Исетский пруд от Свердловской ГЭС была передана электроэнергия строящемуся Уралмашу. Город стремительно рос, и станция играла в этом ключевую роль.

Трагически сложились судьбы строителей станции.

Энергохозяйство Урала в начале 1930-х гг. переживало трудные времена. Огромное количество аварий из-за нехватки квалифицированного персонала, а вследствие этого – отсутствие электроэнергии и простои предприятий. «Виновных» быстро нашли, сфальсифицировав дело о контрреволюционной диверсионно-вредительской организации в энергохозяйстве Урала. В качестве обвиняемых по этому делу проходили 14 свердловских специалистов-энергетиков, получивших образование еще до Революции. Одним из главных обвиняемых был И.А. Канторович.
Из обвинительного заключения от 7 декабря 1933 г.:
«ПП ОГПУ по Уралу по Уралу вскрыта контрреволюционная диверсионно-вредительская организация в энергохозяйстве Урала. Организация была создана и руководилась помощником управляющего Уралэнерго по финансовой части Канторович И.А., вовлекшим в организацию ряд крупнейших специалистов энергетиков Урала.
Конечной целью организации было свержение Советской власти при помощи интервенции капиталистических стран.
Практическая деятельность была направлена по линии:
1. Расстройство работы промышленности, путем прямой диверсии и вредительства в сетях и подстанциях.
2. Задержки развития промышленности и народного хозяйства посредством срыва строительства электростанций.

В целях активной помощи интервентам организация ставила задачу создания боевых ячеек из антисоветского персонала, обслуживающего линии передач и подстанции».
Обложка уголовного дела
Все «буржуазные» спецы, проходившие по этому делу, были отправлены в лагеря. Канторович, не дожидаясь оглашения приговора, покончил жизнь самоубийством в камере екатеринбургской тюрьмы.
Выписка из книги дежурного ПП ОГПУ по Уралу с 1 на 2/IX – 1933 г.:
«В 6 ч. 20 мин. дежурный специалист корпуса №1 сообщил по телефону, что арестованный Канторович, находившийся в камере №21, покончил жизнь самоубийством через повешение… Акт о смерти находится у коменданта ПП».

Главный инженер станции Л.И. Фольварков в 1931 году, вскоре после заграничной командировки, был арестован органами ОГПУ по ложному обвинению во вредительстве. Ему повезло больше, дело было прекращено. Фольварков был выслан в Первоуральск, работал на Новотрубном заводе, умер в 1971 году.

А Свердловская ГЭС работала и набирала мощь, снабжая энергией бурно развивающийся город вплоть до середины 1960-х годов, затем электричество и тепло стала давать Среднеуральская ГРЭС. Станция на Большеконном была остановлена, генерирующее оборудование демонтировано. Небольшая ее часть действует сегодня как распределительная подстанция «Береговая».
Автор: Валентина Жук

По материалам совместной выставки Музея истории Екатеринбурга и Музея энергетики Урала ОАО «МРСК Урала»