История: Новая Сортировка
История: Новая Сортировка

Новоселье с горчинкой

Вневременные проблемы «района будущего»
Символический ключ от нового дома. МЖК «Комсомолський». 1980-е. МИЕ
Представьте, что вы жили долгое время в бараке, общаге с удобствами на этаже или деревянном доме с печным отоплением, холодной уборной и водой из колонки…И вот вам дают ордер и ключи от новехонькой квартиры в районе комплексной застройки. Счастью нет предела, и с восторженными глазами вы переступаете порог нового жилища. Изумляетесь размерам кухни и прихожей, любуетесь с балкона окрестными достопримечательностями, вроде строящейся по соседству многоэтажки. В предвкушении долгожданных водных процедур заходите в ванную комнату и вдруг обнаруживаете, …что там нет кранов!!! Настроение падает, но вы верите, что в течение пары-тройки дней краны появятся. Пройдя еще раз по квартире, вы начинаете замечать, что каждое ваше движение сопровождается отнюдь не музыкальным скрипом полов. Проголодавшись, выходите за продуктами, но в радиусе километра не находите подходящих магазинов. Наконец, отыскав магазин в другом районе, с неприятно свербящим пустым желудком и ощущением бренности бытия вы возвращаетесь темными проулками к своему дому и проваливаетесь в канаву со строительным мусором. Человека, выросшего в бараке, сломить трудно и, хромая, вы-таки добираетесь до квартиры. Ночью несколько раз просыпаетесь от холода и завывания ветра из оконных щелей, а наутро не можете ступить на опухшую ногу. Ближайшая поликлиника за несколько километров, общественный транспорт почти не ходит, а телефона нет ни у вас, ни у соседей. Наконец, вы оказываетесь уже не в поликлинике, а в больнице и, выйдя оттуда через месяц, обнаруживаете, что краны в ванной так и не появились…Точка кипения достигнута, и вы садитесь строчить письма в газеты и разные инстанции!
«Вечерний Свердловск», 02 января 1977
Такая ситуация теоретически могла произойти почти в любом строящемся микрорайоне, но наш очерк мы посвятим Новой Сортировке, рождение которой относится к 1975-1979 годам. Именно тогда деревянные дома поселка Красная Звезда стали сносить, а на их месте, как грибы после дождя, вырастали девятиэтажные, а чуть позднее и шестнадцатиэтажные панельки. В газетах и документах того времени немало как вполне заслуженных дифирамбов строителям, за короткий срок построившим целый жилой район на много тысяч жителей, так и жалоб на те или иные неудобства, связанные с его заселением.

«Сдали строители новый дом. Радость-то какая! Тысячи людей справили новоселье. Но вот опять-мелочь. Нет в квартирах кранов, не имеют жильцы возможности ни умыться, ни постирать. В таких условиях вот уже шесть месяцев живут люди в доме № 10 на улице Пехотинцев» («Вечерний Свердловск», 22 ноября 1978).

«Мы живем на улице Пехотинцев, 10. Родители и сестра живут рядом, в доме № 12. У них и у нас беды одни…Прошло короткое уральское лето, а отопление до сих пор не включено полностью, горячая вода идет с перебоями…Температура в комнате 6-10 градусов» («Вечерний Свердловск», 23 октября 1978).

«А вот с качеством застройки мы столкнулись в полный рост. Дома состояли из бетонных плит. Окна деревянные. Сделаны были со щелями. Квартиру насквозь продувало. Никакие утепления не помогали. Полы были деревянными со щелями в палец. И постоянно скрипели. Но это потом. А в начале все нравилось» (Елена Красулина с улицы Ольховской).
На стройке. 1980-е
«Нынче Новая Сортировка – это многоэтажные современные здания, район будущего. Правда, хочется сделать упрек строителям. Дома некоторые сдаются с недоделками, приемка их идет с браком. Естественно, настроение жильцов падает»
«Вечерний Свердловск», 22 августа 1978.

А в 1980 году все в той же «Вечерке» вышла сатирическая заметка, автор которой задается вопросом: «Почему отдельные товарищи, проживающие в новых домах на улицах Ольховской и Софьи Перовской, недовольны прекрасным новшеством-потолками, оклеенными обоями? Неужели люди настолько консервативны?» Ответ находится быстро: оказывается в некоторых квартирах обои частично или полностью отклеивались и в неожиданный момент падали на головы жильцов. Естественно, по вине недобросовестных отделочников.

Не велось работы по привлечению новых читателей в читальный зал: «не проводилось ни читок, ни обзоров, ни читательских конференций, ни выступлений на производстве с обзорами книг, с беседами». Кроме того, в читальном зале было попросту тесно: не более 16 кв.метров («Какую же тут массовую работу развернуть»!?) Тут же следовало предложение увеличить его площадь за счет квартиры заведующей. В третьих, эта самая заведующая тов. Лебедева не отличалась крепким здоровьем, недостаточно боролась за привлечение читателя, а её руководство библиотекой не было «ни твердым ни четким». Из этого вытекала и следующая причина: «нет четкого планирования работы библиотеки. В документации библиотеки при проверке не оказалось планов, не говоря уже о календарных за месяц, за III и IV кварталы. Не планировалась работа работниками библиотеки, и теперь они затрудняются, как составить план своей работы». Текучка кадров, к слову, еще один пункт из цитируемого документа, ведь «за 2,5 года существования библиотеки (если это не ошибка, то библиотека открылась все-таки в 1951-м, а не в 1950 году) сменилось 3 состава работников…». Наконец, подкузьмил и отдел культуры, запретивший детям посещать читальный зал, «поскольку это районная библиотека для взрослых».
«Вечерний Свердловск», 08 февраля 1980
Еще одной проблема стало благоустройство окружающей территории, точнее – его отсутствие.

«На ощупь находят в вечернее время свои дома новоселы нового жилого района Сортировочный, не имеющего уличного освещения, сообщает читатель Д. Углов» («Вечерний Свердловск», 29 сентября 1978).

«Только в середине мая нам представилась возможность снять резиновые сапоги, но это до первого хорошего дождя. Я живу в этом доме с февраля 1978 года и только один сезон все было нормально. Сменился ряд руководителей района за это время, подросли живущие здесь дети, но по-прежнему невозможно пройтись по нормальному, чистому тротуару. Все уничтожено, перекопано, заезжено. Да и вся улица Пехотинцев не блещет, хотя в прошлом году прошла реконструкция проезжей части. Но что это за реконструкция? Ливневая канализация не работает, газоны разбиты, проезжая часть в выбоинах…А ведь на ремонт ушли немалые деньги» (Л. Бондарев из дома № 21 на улице Пехотинцев, «Вечерний Свердловск», 24 мая 1989).

Из заметок и документов того времени можно сделать вывод, что районные власти были осведомлены о проблемах с благоустройством и постоянно ставили соответствующие вопросы перед строителями, но далеко не всегда это имело быстрый и ощутимый эффект. Что касается госприемки возводимых объектов с «незаконченным благоустройством», то руководители строительных подразделений «охотно подписывают гарантийные письма с обещаниями устранить недоделки в ближайшее лето», по факту растягивая эту работу на годы.
Трудности новоселов были связаны и с тем, что строительство объектов соцкультбыта зачастую не поспевало за возведением собственно жилых домов. Многоэтажки сдавались довольно быстро
и почти сразу заселялись, население района стремительно увеличивалось, а школ, больниц, мастерских и магазинов не хватало
«Нас всех беспокоит организация торговли. Существующие магазины – хлебный, продовольственный и молочный – совершенно не обеспечивают потребности проживающих», – пишут жители улицы Пехотинцев» («Вечерний Свердловск», 29 марта 1978).

«Но как у всякого нового микрорайона у Сортировочного есть свои проблемы, свои трудности. В первую очередь это нехватка магазинов, предприятий службы быта, отсутствие достаточного количества транспорта, благоустроенных дорог и проездов» («Вечерний Свердловск», 4 января 1979).
Современное здание библиотеки на проспекте Седова, 2020.
Фото: С. Потеряев.
«Знакомясь с планом развития жилищного фонда района, по видимому, обратили внимание на интенсивное строительство и ввод 113251 кв. метров жилья в 1977 году в микрорайоне Сортировка, что, конечно, очень хорошо. В связи с этим особую тревогу, товарищи депутаты, у нас вызывает медицинское обслуживание этого микрорайона, т. к. в плане застройки не предусмотрено ни одного лечебно-профилактического учреждения, а учитывая плохое сообщение транспортом, новоселы этого участка будут неприятно удивлены отсутствием внимания к нуждам населения» (ГАСО, ф.р1948-оп.1-д.696-с.77).

Проблема транспортной доступности – еще один бич Новой Сортировки.

«Плохо и с транспортом. Автобус № 33 связывает с центральной частью города (ул. Пехотинцев–Пединститут). На маршруте 11 машин. Маловато для быстрорастущего района. Правда, есть еще автобус № 36, но он курсирует УЗТМ–Эльмаш–УПИ. Трамвай № 6 идет в центр города, но он почти всегда переполнен. Всего восемь поездов, и лишь один поезд сдвоенный» («Вечерний Свердловск», 29 марта 1978).

Как видим, проблем у новоселов хватало, но постепенно они решались, иногда даже собственными силами. (Например, жильцы дома № 12 по улице Пехотинцев сами обустроили свой двор, бросив клич горожанам – стать хозяевами своих дворов, домов, подъездов!) В микрорайоне появилось несколько школ и детских садов, магазины и бытовой комбинат, современная поликлиника. Было проведено наружное освещение и телефонная связь, высажены кусты и деревья, пущены новые автобусные маршруты. Конечно, нельзя сказать, что проблем нет у сегодняшних жителей Новой Сортировки, и они живут «как в раю», но это уже другая история.
Вид на жилые дома с торгово-бытовыми пристройками по ул. Пехотинцев. 1984. pastvu.com.
Материал подготовил Дмитрий Киряев